Избрание меры пресечения: правила игры по новому УПК

Избрание меры пресечения: правила игры по новому УПК

Стараясь следовать общим тенденциям в мире юриспруденции, которыми являются гуманность и уважение к человеческому достоинству, Верховная Рада Украины в лице разработчиков законопроекта из Администрации Президента Украины при разработке УПК постаралась правильно и максимально честно определить правила игры, именуемой «избрание меры пресечения».

Говорить о том, что глава УПК касательно мер пресечения и задержания лица претерпела изменения по сравнению со своим предшественником, просто не представляется возможным ввиду значительности и значимости изменений.

Первое, что приходит в голову при прочтении ч. 1 ст. 176 УПК «Общие положения о мерах пресечения»: а куда же подевалась так полюбившаяся украинским подозреваемым и обвиняемым мера пресечения — подписка о невыезде, которая прошла через все советские кинофильмы? Куда подевался устаревший пункт о поручительстве трудового коллектива? Почему после 50-летнего перерыва в УПК появился «домашний арест»? Хочется надеяться, что данные изменения являются знаком продвижения в сторону верховенства права, а не признаком того, что страна возвращается к царскому режиму (Николай II и его семья в 1917 — 1918 годах находились под домашним арестом сперва в Царском Селе, затем в Тобольске и Екатеринбурге). О вышеперечисленном и не только хотелось бы детально поговорить далее.

Так, ч. 1 ст. 179 УПК говорит нам о том, что личное обязательство (которое теперь включает обязательство о невыезде) заключается в том, что у подозреваемого, обвиняемого возникает обязательство выполнять возложенные на него следственным судьей, судом такие обязанности (одной или нескольких):

• прибывать по каждому требованию в суд или в другой определенный орган государственной власти;

• прибывать к определенному служебному лицу с установленной периодичностью;

• не отлучаться из населенного пункта, в котором лицо зарегистрировано, проживает или находится, без разрешения следственного прокурора или суда;

• сообщать следователю, прокурору или суду об изменении своего местожительства и/или места работы;

• воздерживаться от общения с любым лицом, определенным следственным судьей, судом, или общаться с таким лицом, соблюдая условия, определенные следственным судьей, судом;

• не посещать места, определенные следственным судьей или судом;

• пройти курс лечения от наркотической или алкогольной зависимости;

• приложить усилия к поиску работы или к учебе;

• сдать на хранение в соответствующие органы государственной власти свой паспорт (паспорта) для выезда за границу, другие документы, дающие право на выезд и въезд в Украину;

• носить электронное средство контроля (далее — ЭСК).

Из вышеизложенного ясно, что законодатель удачно модернизировал подписку о невыезде (которая, вполне очевидно, согласно ст. 151 УПК «Подписка о невыезде» от 28.12.60 г. предусматривала только обязанность лица не покидать место проживания/регистрации) путем объединения ее со ст. 1491 «Обязанности, которые могут быть положены на лицо при избрании меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей» от 28.12.60 г., предусматривавшей возможность возложения на лицо дополнительных обязательств, о невыполнении которых лицо также уведомляли под подпись.

Отдельно стоит упомянуть об ЭСК, которое впервые было применено в качестве дополнительного обязательства к домашнему аресту в 1983 году в США. Несмотря на то что данное устройство используется правоохранительными органами России и Беларуси с 2011 года, в Украине оно пока не сертифицировано, что, в свою очередь, согласно п. 1.5 приказа МВД Украины «Об утверждении Положения о порядке применения электронных средств контроля» от 09.08.2012 № 696 делает невозможным его использование и, соответственно, возложение обязательства по его ношению на подозреваемого, обвиняемого.

Стоит также обратить особое внимание на тот факт, что законодатель наконец «вытер слезы» и исключил из нового УПК такой раритетный и, к сожалению, на сегодняшний день бездейственный и бесполезный вид меры пресечения, как поручительство трудового коллектива или общественной организации

Новый УПК реформирует подписку о невыезде и отменяет такую меру пресечения, как поручительство трудового коллектива или общественной организации

Немного подробнее хотелось бы остановиться на такой мере процессуального принуждения предупредительного характера, как домашний арест. Суть данной меры пресечения заключается в запрете подозреваемому, обвиняемому покидать жилье круглосуточно или в определенный период суток, а применяться она может исключительно к подозреваемым и обвиняемым в преступлении, за которое санкция соответствующей части статьи Уголовного кодекса Украины предусматривает наказание в виде лишение свободы.

Сразу же два вопроса без ответа или идеи для манипуляций:

Что такое жилье в контексте ст. 181 УПК Украины?

Если воспользоваться определением, приведенным в ст. 379 Гражданского кодекса Украины (жильем физического лица является жилой дом, квартира, другое помещение, предназначенные и пригодные для постоянного проживания в них), то под него подпадает и жилой дом, в котором находится квартира (см. ст. ст. 380, 382 Гражданского кодекса Украины). А это, в свою очередь, говорит о том, что лицо, которому суд назначил меру пресечения в виде домашнего ареста, может без ограничения гулять по многоквартирному дому, учитывая магазины, офисы, паркинг и т. д.

Должен ли суд учитывать правовые основания нахождения лица, которому суд назначил меру пресечения в виде домашнего ареста, в конкретном жилище?

Если представить, что лицо, находящееся под домашним арестом в арендованном жилище, перестает вносить арендные платежи либо по какой-нибудь иной причине теряет право пользования таким жилищем или хочет сменить жилище, то не совсем понятно, в каком именно порядке вносить изменения в определение суда о применении меры пресечения, принимая во внимание тот факт, что ст. ст. 200, 201 УПК предусмотрено только изменение вида меры пресечения или способа его исполнения.

Также открытым остается вопрос с такой дополнительной обязанностью, которая может быть возложена судом на подозреваемого, обвиняемого, касательно которого вынесено определение о применении меры пресечения в виде домашнего ареста, как воздерживаться от общения с любым лицом, определенным следственным судьей, судом (п. 4 ч. 5 ст. 194 УПК). Учитывая тот факт, что в 21-м веке общение людей не ограничивается почтовыми голубями и дымовыми сигналами, а напротив, существует Интернет (в том числе беспроводной и мобильный), кажется проблематичным ограничение лица, находящегося под домашним арестом, от общения с третьими лицами, а тем более с каким-либо конкретным другим лицом.

ВЫВОД:

Резюмируя изложенное выше, хотелось бы сказать одно: сколько угодно можно критиковать новый УПК, находить в нем неточности, лобби правоохранительных органов и т. д., но по сравнению с Кодексом 1960 г. новый УПК, бесспорно, более гуманный.

Денис Демин,
юрист Практики международного арбитража и судебного процесса ЮФ «Спенсер и Кауфманн»


www.ligazakon.ua

1187
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...