Верховный Суд разъяснил, что такое незаконное проникновение

Верховный Суд разъяснил, что такое незаконное проникновение

Большая Палата Верховного Суда разъяснила тонкости правовой квалификации разбоя, соединенного с проникновением в жилье или иное помещение.

В декабре 2015 года осужденный, пребывая в одном из торговых центров города Ровно, путем обмана, под предлогом покупки ювелирного изделия, применил насилие к продавцу — распылил ей в лицо газ из балончика «Кобра 1-Н», после чего завладел двумя золотыми цепочками весом 25,96 г и 19,9 г на общую сумму 67500грн. В ходе досудебного следствия действия осужденного были квалифицированы по ч.3 ст.187 УК.

Решения судов первой и апелляционной инстанций

Приговором Ровенского городского суда Ровенской области от 27 октября 2016 года лицо было признано виновным в совершении нападения с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия (ч.1 ст.187 УК). Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года.

Апелляционный суд Ровенской области изменил квалификацию преступления, придя к выводу, что в совершенных лицом деяниях присутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.187 УК (разбой, соединенный с проникновением в жилье или иное помещение). Так, апелляционный суд приговором от 21 февраля 2017 года частично отменил приговор суда первой инстанции, назначив осужденному наказание в виде 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Доводы кассационной жалобы

В кассационной жалобе защитник осужденного попросил Верховный Суд отменить приговор Апелляционного суда и направить дело на новое рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий его подзащитного. Так, по словам адвоката, суд пришел к неверному выводу относительно того, что осужденный незаконно проник в магазин, в то время как на самом деле он свободно туда попал, как и любой покупатель. Кроме того, сторона обвинения не доказала наличия объективной стороны преступления – обмана продавца, поскольку ювелирные изделия были украдены прямо из рук потерпевшей.

Прокурор заявил ходатайство о передаче уголовного производства на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда. По его словам, не смотря на то, что факт возникновения у осужденного умысла на совершение разбойного нападения до входа в магазин установлен судами обеих инстанций, спорным обстоятельством, которое может повлиять на квалификацию действий осужденного, остается режим доступа в помещение.

В частности, суд первой инстанции, ссылаясь на свободный и беспрепятственный режим доступа в ювелирный магазин, квалифицировал действия осужденного по ч.1 ст.187 УК, тогда как апелляционный суд, руководствуясь правовой позицией, изложенной в постановлении Верховного Суда Украины от 15 ноября 2012 года в деле №5-15кс12, отметил приговор местного суда и признал осужденного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.187 УК. В указанном выше постановлении речь идет о том, что ключевым моментом в решении вопроса об отсутствии или наличии признака проникновения является то, с какой целью лицо попало в помещение.

Правовые позиции ВС и ВСУ

В свою очередь Верховный Суд обратил внимание на то, что законодатель использует разные лексические конструкции для описания элементов состава преступления. В частности, фраза «с целью завладения чужим имуществом» указывает на цель нападения как элемент субъективной стороны преступления.

В то же время, слова «соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению» и «соединенный с проникновением в жилье, другое помещение или хранилище» определяют элементы объективной стороны. При этом законодатель в ч. 3 ст. 187 УК говорит не о «разбое, совершенном в жилье, другом помещении или хранилище», а именно о «разбое, соединенном с проникновением в жилье, другое помещение или хранилище».

В соответствии с п.22 Постановления Пленума ВСУ от 6 ноября 2009 года №10 под проникновением следует понимать незаконное вторжение (с использованием средств преодоления препятствий, поддельных документов, путем обмана или с помощью других средств), которое позволяет виновному лицу похитить имущество без входа в жилище, другое помещение или хранилище.

В обобщении практики рассмотрения судами дел о преступлениях против собственности, подготовленном в Верховном Суде Украины, говорилось, что не может квалифицироваться как проникновение вход лица в магазин во время его работы. Такой подход, по мнению коллегии судей ВС, является оправданным, поскольку употребление слова «проникновение» указывает не только на пребывание лица в определенном помещении, а и на то, каким способом оно туда попало.

Исходя из вышеизложенного, Вторая судебная палата Кассационного уголовного суда сочла необходимым отойти от правовой позиции ВСУ, в которой объективный признак «проникновение в помещение» был подменен субъективным признаком «попадание в помещение». Определением от 21 февраля 2018 года дело было передано на рассмотрение Большой Палаты.

Правовая позиция Большой Палаты ВС

В постановлении ВСУ от 8 сентября 2016 года в деле № 5-2 13кс16 отмечается, что в случае, когда лицо намеривалось украсть товар из магазина и беспрепятственно попало в торговый зал, такие обстоятельства не могут признаваться «проникновением» в уголовно-правовом значении. Решающим при определении законности или незаконности попадания лица в соответствующее помещение или пребывания в нем во время совершения разбоя, является режим доступа к объекту (свободный/ограниченный).

В случае, если доступ был свободным, то пребывание в помещении считается законным и, как следствие, вменение квалифицирующего признака «проникновение» исключено, даже если лицо имело умысел на завладение чужим имуществом.

Другая уголовно-правовая квалификация должна быть дана ?? действиям лица, которое путем свободного доступа в определенное помещение завладевает имуществом, находящимся в помещении с ограниченным доступом – в служебном помещении магазина, кассовом аппарате и т.д. Такие действия должны быть квалифицированы как соединенные с проникновением в иные помещения или хранилище. Такая же правовая оценка должна быть дана и ситуации, когда, к примеру, лицо осталось в магазине после его закрытия с целью завладения товаром.

Вместе с тем, признак «проникновение» будет отсутствовать в случае, если лицо было наделено правом беспрепятственного доступа в помещения в соответствии с его служебным положением. А в случае, когда лицо формально беспрепятственно попало в помещение с ограниченным доступом (с разрешения или по приглашению уполномоченного лица), при этом средством доступа к имуществу выбрав обман или злоупотребление доверием, с целью завладения имуществом, такие действия с учетом фактических обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, соединенный с проникновением в жилье, другое помещение или хранилище.

Момент возникновения, направленность и форма умысла

Для правильной уголовно-правовой квалификации действий лица в данном случае необходимо установить направленность его умысла. Проникновение в помещение является квалифицирующим обстоятельством лишь тогда, когда оно изначально совершается с целью завладения чужим имуществом. Однако если соответствующий умысел возник после того, как лицо попало в помещение, квалифицирующее обстоятельство «проникновение» будет отсутствовать.

Важен также и факт осознания лицом незаконности попадания в соответствующее помещение – лицо должно осознавать противоправность своего вхождения (попадания) в помещение, предусматривать общественно опасные последствия и желать их наступления или же не желать, но осознано допускать их наступление.

Кроме того, следует разграничивать умысел на незаконное завладение чужим имуществом и умысел на проникновение в помещение, который, в совокупности с другими признаками позволяет установить состав преступления.
Критерии правовой оценки понятия «проникновение»

Как следует из постановления ВСУ от 15 ноября 2012 года в деле №5-15кс12в, существует два критерия «проникновения»:

— физический (установлению подлежат: факт вхождения (попадания) в помещение, время место и обстоятельства попадания, режим доступа к помещению и имуществу, которым желает завладеть лицо);

— юридический (установлению подлежат: незаконность вхождения (попадания) в помещение или пребывание в нем, обусловленная отсутствием у лица соответствующего права; цель, которой достигает лицо; осознание лицом характера совершенного им общественно опасного деяния и предвиденье его последствий).

Сопоставив фактические данные, изложенные в упомянутом постановлении ВСУ с обстоятельствами дела, переданного Второй судебной палатой КУС, судьи Большой Палаты пришли к следующим выводам.

«Апелляционный суд дал собственную (противоположную) правовую оценку собранным доказательствам, в то же время согласившись с формулировкой обвинения, которое было признано доказанным судом первой инстанции, чем допустил противоречивость в своих выводах» — отмечается в определении Большой Палаты.

Подтверждение или опровержение таких обстоятельств, как завладение имуществом из торговой секции, доступ к которой ограничен, или в случае формально беспрепятственного вхождения в торговый отдел, является принципиально значимым, поскольку это влияет на квалификацию уголовного правонарушения.

Выражая несогласие с выводом суда первой инстанции, и выявив новые фактические обстоятельства дела, апелляционный суд должен был указать, какие именно обстоятельства были установлены, а также обосновать их надлежащими доказательствами, на основании чего суду следовало сформулировать новое обвинение. Однако, нарушив требования ст.23, 94, 370 и 404 УПК, суд апелляционной инстанции прибег к иной оценке доказательств, и пришел к преждевременному выводу об установлении новых фактических обстоятельств, а также допустил противоречия в своих выводах, изложенных в судебном решении.

Исходя из изложенного выше, Большая Палата ВС сочла, что приговор Апелляционного суда Ровенской области от 21 февраля 2017 года нельзя признать законным и обоснованным.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции не имеет права изучать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в обжалуемом судебном решении и решать вопросы относительно достоверности того или иного доказательства.

Решение Большой Палаты ВС

Судьи БП ВС удовлетворили кассационную жалобу представителя осужденного и определили, что приговор Апелляционного суда следует отменить и назначить новое рассмотрение уголовного производства в суде апелляционной инстанции. В ходе него суду необходимо всесторонне, в полном объеме и с соблюдением требований закона изучить доказательства относительно режима доступа к отделу продажи ювелирных изделий и наличия у осужденного умысла, направленного на незаконное вхождение в помещение, доступ к которому ограничен.

Ввиду указанных обстоятельств иные доводы кассационной жалобы не подлежат проверке. Кроме того, Большая Палата подчеркнула необходимость соблюдения одинакового подхода при уголовно-правовой квалификации кражи, грабежа или разбоя, в особенности при инкриминировании лицу квалифицирующих признаков, в частности незаконного проникновения.

Автор: Ольга Туева

Источник

Написать модератору
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...