Исковая давность для взыскания убытков после выплаты КАСКО: судебная практика

Исковая давность для взыскания убытков после выплаты КАСКО: судебная практика

Несмотря на то что практика взыскания страховщиками, выплативших возмещение по договорам имущественного страхования транспортных средств (КАСКО), убытков с лиц, ответственных за их причинение, довольно распространена, а законодательство по этому вопросу уже долгое время остается стабильным, суды все равно по-разному решают вопросы, связанные с такими взысканиями. Один из наиболее спорных вопросов, связанных с такими выплатами, касается момента, начиная с которого страховщик, к которому перешло право требования к лицу, ответственному за причиненный убыток, имеет право на предъявление иска. Подтверждением тому служит ситуация, рассмотренная в постановлении ВСУ от 07.08.2012 года по делу № 3-31гс12.

Данный спор возник из-за того, что страховщик, выплатив страховое возмещение по договору КАСКО еще в декабре 2007 года, обратился с иском к виновнику ДТП, противоправно не уступившему дорогу потерпевшему, и его страховой компании только в декабре 2010 года. И так как страховой случай (ДТП), в результате которого страховщик вынужден был выплатить страховое возмещение, возник немногим ранее, в сентябре 2007 года, то ответчики подняли вопрос о применении к правоотношениям, связанным с возмещением убытков, последствий истечения сроков исковой давности. По их мнению, в отношениях, возникающих после возмещения страховщиком имущественного вреда, момент возникновения обязательства страхователя по отношению к лицу, причинившего вред, должен отсчитываться со дня страхового случая. Соответственно, в данном случае срок исковой давности уже прошел.

Первая и апелляционная инстанции эти доводы отклонили, указав на то, что течение исковой давности в данном случае начинается с даты выплаты истцом страхового возмещения. Но ВХСУ, пересматривая дело в кассационном порядке, пришел к иному выводу. На основании положений ст. 993 ГК и ст. 27 Закона «О страховании», согласно которым к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, переходит право требования к лицу, ответственному за причинение убытков, суд принял решение о наличии в данном случае суброгации (замены кредитора в обязательстве вследствие выполнения обязанности должника третьим лицом).

По мнению ВХСУ, правоотношения, возникающие из выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования, являются заменой кредитора в обязательстве вследствие выполнения обязанности должника третьим лицом

При суброгации нового обязательства по возмещению убытков не возникает — происходит замена кредитора: потерпевший (страхователь или выгодоприобретатель) передает страховщику свое право требования к лицу, ответственному за причинение вреда. Вследствие этого страховщик выступает вместо потерпевшего. На основании этого, а также приняв во внимание положения ст. 267 ГК, предусматривающие, что истечение исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для отказа в иске, ВХСУ сделал вывод об отмене решений судов предыдущих инстанций и принятии нового решения — об отказе в удовлетворении иска страховщика.

Такой вывод ВХСУ противоречил ранее сложившейся практике, в частности, решению ВХСУ от 08.11.2011 года № 5023/3978/11 по аналогичному делу о взыскании страхового возмещения, выплаченного страховщиком по договору КАСКО потерпевшему, с лица, виновного ДТП. В этом решении ссылки заявителя на истечение срока исковой давности были признаны беспредметными, поскольку согласно ч. 6 ст. 261 ГК по регрессными обязательствам течение исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Пересматривая дело, ВСУ решил, что к страховщику перешли не права кредитора по обязательству о возмещении убытков, а право обратного требования к лицу, причинившему убытки. В качестве обоснования такой позиции он сослался на положения ч. 1 ст. 1191 ГК, согласно которым лицо, возместившее вред, нанесенный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к виновному лицу в размере выплаченного возмещения, если другой размер не установлен законом. Также ВСУ сослался на ст. 38 Закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств», предусматривающую право страховщика после выплаты страхового возмещения подать регрессный иск. Исходя из этого, суд пришел к выводу, что к спорным правоотношениям должны применяться положения ч. 6 ст. 261 ГК, отсчитывающей срок исковой давности с момента исполнения основного обязательства. В данном случае — с момента выполнения обязательств по договору добровольного страхования.

По мнению ВСУ, после выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования у страховщика возникает право регресса

Мнение «Юрист & Закон»:

Позволим себе все же не согласиться с правовой позицией ВСУ. На наш взгляд, ч. 1 ст. 1191 ГК устанавливает общие последствия возмещения одним лицом вреда, причиненного другим лицом третьему лицу. Последствие состоят в получении лицом, возместившим вред, права обратного требования к лицу, причинившему такой вред. Для случаев же возмещения убытков (не всего размера вреда, а именно убытков, в состав которых не входит моральный ущерб!) страховщиком по договору имущественного страхования, в том числе транспортного средства, должны применяться положения ст. 993 ГК и ст. 27 Закона «О страховании». Они являются специальными по отношению к ч. 1 ст. 1191 ГК, так как предусматривают последствия выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования, а не последствия возмещения вреда! Следовательно, у страховщика, выплатившего страховое возмещение, не должно возникать право регресса. К нему должно переходить право требования, которое страховщик или другое лицо, получившее страховое возмещение, имели к лицу, ответственному за убытки, как это и предусматривает ст. 993 ГК.

Положения ст. 38 Закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств», по нашему мнению, вообще не применимы к правоотношениям, возникшим вследствие страховой выплаты по договору страхования имущества. Нормы указанной статьи касаются последствий осуществления страховых выплат по договору страхования ответственности! Тем более, страховщик, осуществивший выплаты по договору страхования ответственности, также получает право регресса далеко не во всех случаях, к которым ситуация с рассмотренным случаем ДТП не относилась.

Соответственно, мы считаем, что в данном случае необходимо было исходить из общих правил определения момента начала течения срока исковой давности, определенных ст. 261 ГК. То есть начинать отсчет срока давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Таким днем является день нанесения убытков (день, когда произошел страховой случай), поскольку именно тогда у лица, причинившего убытки, перед потерпевшим возникло обязательство по их возмещению. При этом согласно ст. 262 ГК замена стороны в обязательстве по возмещению убытков не должна прерывать течение сроков исковой давности.

Хотя справедливости ради стоит отметить, что нынешняя правовая позиция ВСУ была сформирована несколько раньше и поддерживается во многих других решениях ВХСУ. Впервые ВСУ сформулировал правовую позицию относительно начала течения срока исковой давности для правоотношений, возникающих из выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования, с момента выплаты возмещения как обязательную для применения другими судами в постановлении от 27.03.2012 года № 3-20гс12. При этом были использованы те же аргументы, что и в рассмотренном решении. Еще до этого решения такая позиция была озвучена в постановлениях ВХСУ от 23.08.2011 года № 5019/438/11 и от 18.03.2010 года № 23/84. Решения ВХСУ, в которых занята другая позиция (например, постановление от 08.11.2011 года № 58/168), были отменены.

На абсурдность ссылок на ст. 38 Закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств» при решении дел по правилам ст. 993 ГК обратил внимание только ВССУ в своем письме от 01.02.2012 года. Правда сложилось впечатление, что в остальном он вообще запутался в вопросе того, когда при выплате страхового возмещения должна применяться суброгация, а когда — регресс. Так, он указал на необходимость применения к правоотношениям по взысканию с лица, не застраховавшего свою ответственность, страхового возмещения, выплаченного МТСБУ потерпевшему, норм ст. 993 ГК, хотя п. 38.2 Закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств» для этих случаев прямо предусматривает право МТСБУ на регресс. Так же ошибочно, по нашему мнению, ВССУ указал и на то, что при суброгации течение срока исковой давности начинает свой отсчет с того момента, когда страховщик выплатил страховое возмещение, то есть понес убытки (возникает вопрос, а чем тогда отличаются сроки давности по суброгации и регрессу?).

ВЫВОД:

ВСУ и в большинстве случаев ВХСУ занимают очень сомнительную с точки зрения законодательства правовую позицию относительно правовой природы правоотношений, возникающих в результате выплаты страховщиком страхового возмещения по договору имущественного страхования. Они считают, что в результате осуществления такой выплаты у страховщика возникает право регресса, хотя ст. 993 ГК для этих случаев прямо указывает на переход к страховщику права требования. ВССУ же и вовсе слабо разбирается в вопросе о том, когда у страховщика возникает право регресса, а когда к нему переходят права кредитора.

www.ligazakon.ua

Написать модератору
202
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...