uk uk en en ru ru

Вызвали на сделку, надели наручники

Вызвали на сделку, надели наручники

Кабмин заставил свои министерства заняться финансовым мониторингом. А если точнее — контролировать, чтобы их подопечные проводили этот самый мониторинг и подавали отчеты в Госфинмониторинг.

На этот счет было утверждено два постановления КМУ — № 463 и № 464, — которые расширяют полномочия и обязанности Министерства финансов и Министерства юстиции.

Ведомства будут утверждать постановления, приказы, методические рекомендации и разъяснения для разных субъектов финмониторинга.

Минфин будет следить и контролировать, как проводят финансовый мониторинг следующие категории работников:

  • бухгалтеры;
  • аудиторы,
  • налоговые консультанты;
  • риэлторы;
  • продавцы драгметаллов за наличные;
  • операторы лотерей.

А Минюст проконтролирует:

  • адвокатов (самозанятых, а также адвокатские фирмы и объединения);
  • нотариусов;
  • компании, предоставляющие юридические услуги.

Правительство пошло на такое разделение обязанностей после того, как 28 апреля 2020 года вступил в силу новый закон о финансовом мониторинге № 361-IX (был принят в декабре 2019 года).

В народе его условно назвали законом «о 5 тысячах гривен», поскольку он втрое (с 15 тысяч грн до 5 тысяч) понижает планку для анонимных денежных переводов. Если человеку нужно перечислить более 5 тысяч грн, то нужно либо предъявлять документы, либо проводить платеж банковской картой.

При этом новый закон повышает планку по финмониторингу: если раньше в Госфинмониторинг докладывали, когда человек проводил сделку/операцию на 150 тысяч грн, то теперь — с 400 тысяч грн.

После 28 апреля новые требования по финмониторингу (под новый закон) утвердил Нацбанк, который расписал обязанности финансовых учреждений. 22 мая заработало его постановление № 65, которым более детально обозначаются требования и механизмы, как именно банкиры должны следить за деньгами людей и бизнеса, и даже перечисляются 73 признака сомнительности банковских операций, клиентов и их поведения в финучреждениях (о них уже подробно рассказывала «Страна»).

А теперь пришла очередь и небанковских структур. Они также должны противодействовать «отмыванию денег, полученным преступным путем доходов, финансированию терроризма и распространению оружия массового уничтожения».

Именно об этом и напомнил Кабмин: что не только финучреждения, но и вышеупомянутые бухгалтеры, нотариусы, риэлторы, адвокаты и прочие по новому закону должны мониторить сделки людей и компаний.

А как только у них будут возникать малейшие сомнения и подозрения о проводках, сообщать в Госфинмониторинг и останавливать сделки. Также в Госфинмониторинг должны докладывать обо всех крупных сделках от 400 тысяч гривен, даже если ничего в странного в них нет.
Бухгалтерам нужны правила

Для этого и были назначены ответственные министерства (Минфин и Минюст): чтобы подготовить детализированные правила (подзаконные акты) и контролировать их исполнение.

Однако чиновники пока в этом мало преуспели, и процесс идет со скрипом.

«Мы еще ждем порядок и методологию финансового мониторинга, их пока нет. Направили запросы в Минфин и Госфинмониторинг, поскольку не все аспекты нового закона ясны. Хотя наш специалист уже прошел соответствующее обучение (курсы стоили 5800 грн), и мы зарегистрированы как субъект финмониторинга. После вступления в силу закона у министерств есть 3 месяца, чтобы разработать под него подзаконные акты, а затем у нас столько же времени на разработку под них внутренних положений. Как только все это будет сделано, будут запущены советующие процедуры финансового мониторинга в нашем сегменте. Мы предоставляем бухгалтерские услуги и налоговые консультации», — объяснила «Стране» ситуацию налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса, генеральный директор компании «Е. С. Консалтинг» Александра Томашевская.
Адвокатская тайна мешает

То есть в бухгалтерской сфере и налоговом консалтинге финмониторинг пока еще не заработал. У адвокатов аналогичная ситуация. Здесь в принципе слабо представляют, как смогут выполнять новую функцию. Финмониторинг вообще противоречит адвокатской деятельности.

«По закону об адвокатуре мы связаны ключевым постулатом — адвокатской тайной. Даже если будем знать что-то о подозрительных операциях наших клиентов, не имеем права о них докладывать. Мы не можем нарушить адвокатскую тайну. Единственное, что можем сделать — это расторгнуть договор с сомнительным клиентом и отказать ему в обслуживании. Кстати, это подтверждалось и в разъяснениях Национальной ассоциации адвокатов», — сказал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Право докладывать о клиентах, отмывающих деньги или финансирующих терроризм, имеют юристы или юридические компании. Они не связаны адвокатской тайной и занимаются консалтингом и предоставлением юридических услуг.

«Если в юридической фирме появятся подозрения, что к ним пришел террорист или лицо, отмывающее средства, и пытающееся получить юридическую помощь для легализации преступных денег, то должны сразу проинформировать Госфинмониторинг и правоохранительные органы. После чего с таким клиентом будут работать уже силовики. Если подозрения не оправдаются — его отпустят. Но если он и правда окажется преступником, то должны приниматься соответствующие меры», — уточнил Кравец.
Бухгалтер террориста не остановит

У каждого субъекта финмониторинга будут свои полномочия. Например, бухгалтеры сразу предупреждают Госфинмониторинг и правоохранителей, что не обладают такими полномочиями, как банки. То есть не смогут остановить денежную проводку или заблокировать контракт, даже если он сомнительный и имеет признаки отмывания денег.

«Бухгалтеры работают на компании, но не принимают за них решения. То есть мы можем руководству что-то рекомендовать, но как поступить — уже решать ему. Если мы посчитаем, что столкнулись с отмыванием денег, то можем прекратить обслуживание и подготовить докладную в Госфинмониторинг. Должны известить. Но что-то остановить или предотвратить не в наших силах, полномочий нет», — отметила Александра Томашевская.

Она рассказала, что для соблюдения правил финмониторинга на каждое обслуживаемое предприятие будет заводиться личное дело, где будет аккумулироваться информация. Каждому клиенту присвоят критерий риска, отталкиваясь от которого будет вестись мониторинг.

Эксперты рассказали, что пока обучение специалистов по финмониторингу провели в основном крупные бухгалтерские компании. Фирмы поменьше его еще не начали внедрять. Главный клиент этого бизнеса — физлица-предприниматели.
Риэлторы и нотариусы уже докладывают

Кто уже внедрил принципы финансового мониторинга и следует им не первый год, так это риэлторы и компании, оформляющие сделки с недвижимостью, а также нотариусы. Из них сделали субъектов финмониторинга несколько лет назад, а в новом законе им просто напомнили о старых обязанностях.

«Мы внедрили принципы финмониторинга более пяти лет назад. Где-то раз в три года Госфинмониторинг проводит у нас проверки на этот счет: их инспекции проходят где-то также, как и у налоговой. Мы предоставляем всю внутреннюю документацию, а они дают свое заключение. Иногда штрафуют за недочеты — обычно в рамках 750-3500 гривен», — рассказал «Стране» эксперт в сфере недвижимости Михаил Артюхов.

В компаниях, занимающихся сделками с недвижимостью, есть специалисты по финмониторингу, которые ведут это направление и отчитываются перед Госфинмониторингом.

«Обычно это либо директор, либо юрист компании. Наша компания, например, больше специализируется на сделках в корпоративном сегменте. Чаще просчитываем риски по покупателям недвижимости, анализируем информацию по части происхождения средств на сделку. Процедура похожа на банковскую: проводим анкетирование — первичный мониторинг, идентификацию покупателя. Собираем и проверяем информацию. Если возникают подозрения, сомнения по отмыванию денег — останавливаем сделку», — объяснил Артюхов.

По его словам, блокирование покупок и продажи недвижимости из-за подозрений в отмывании денег или терроризме случаются нечасто — в среднем одна сделка за 2-3 года.

Как говорят риэлторы, они всегда делят свою работу по финансовому мониторингу покупателей и продавцов недвижимости с нотариусами. На тех лежит обязанность по проверке всей документации.

«Нотариусы имеют еще более тесные связи с Госфинмониторингом, чем риэлторы. Также они на прямом контакте с прокуратурой, СБУ, Нацполицией и прочими силовыми структурами. Мы проводим первичную проверку клиентов, а более глубоко все документы и реестры проверяют и изучают именно нотариусы. Как только у них возникают первые подозрения, они сразу связываются с финразведкой и правоохранителями. А дальше работают в связке. Были случаи, когда подозрения подтверждались, и клиента сразу брали на месте. То есть нотариус вызывал его на сделку, а там его уже ждали — в наручники и сразу на допрос. Вот так бывает на практике», — рассказал один из риэлторов.

Риэлторы и нотариусы сообщают в финмониторинг если:

— сделка на сумму 400 тысяч гривен и больше. Даже если она не подозрительная, а просто большая,

— сделка или субъект (человек/компания) сомнительный или подозрительный. То есть проверят вас и источники происхождения денег,

— субъект находится в санкционных списках: отмывателей денег (FATF), террористов и прочих,

— субъект не может подтвердить происхождение средств,

— объект недвижимости состоит в одном из реестров (арестованнго имущества и прочих).

Если вы или ваша недвижимость окажитесь в «плохих» реестрах и списках, то об этом сразу сообщат в Госфинмониторинг и правоохранителей и с вами приедут общаться силовики.

22
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...